Современное искусство. Теория и практика.

Красота – в гигантомании?

Джефф Кунс (американский художник). Тюльпаны. 2004. Музей Гуггенхайма. Бильбао. Испания. Сreative commons
В наши дни в cовременном зарубежном искусстве доминирует гигантизм. Если художники создают всё более грандиозные произведения, то должны ли мы их оценивать как некие самые совершенные творения? Попробуем разобраться.

    Сегодня появляется всё больше дорогих, чрезмерно ярких, эффектных, порой рождающих недоумение, всё более масштабных произведений. Поражает размер работ, сложный процесс их создания и небывалый взлёт цен на них…Кажется современное искусство заболело гигантизмом и излишеством. Эксперты в недоумении.

   Успешно работает очень простой механизм: если нечто невозможно спрятать, то нельзя это игнорировать. Например, такое весьма впечатляющее творение американца Джеффа Кунса: десять метров - высота, восемь метров – ширина, вес - тридцать три тонны, использована бронза, алюминий и сталь… Этот огромный разноцветный букет тюльпанов предназначался для Парижа. Его нельзя не заметить.

   Более того, иногда даже кажется, что гигантизм превратился в единственную форму искусства. Картины, скульптуры и инсталляции отныне стали безразмерными. А на выставках главным критерием отбора является размер работ. Например, подобные произведения демонстрируются в Турбинном зале галереи Тейт Модерн в Лондоне (инсталляции Олафура Элиассона, Ай Вейвея, Тани Бругера).

    И на ярмарках искусства можно увидеть огромные картины, скульптуры, инсталляции. И возникает впечатление, что художники восхищаются этой беспрецедентной гигантоманией. Китайский художник Ай Вейвей даже тиражирует свои гигантские проекты. Как «Белый Дом», традиционный китайский дом, расписанный белой краской, показанный на Ярмарке искусства в Базеле в 2016-м.

    В 2017-м в США огромный успех имела передвижная выставка «Бесконечные зеркала» японской художницы Яёй Кусамы. Каждый зритель на протяжении минуты погружался в загадочное зазеркальное пространство инсталляций художницы: в галереях на стенах с зеркалами отражаются тысячи огней (использовалась система LED), словно представляющих потерянные души. Завораживающее зрелище.

    В июне 2017-го аргентинская художница Марта Минухин реконструировала копию Афинского Парфенона на месте аутодафе нацистов в Касселе, в Германии, во время проведения Documenta, престижной манифестации современного искусства. Для своего проекта она использовала тысячи книг, запрещённых нацистами в Германии.

    И на арт рынке сегодня возник спрос на масштабные работы. Огромный размер произведений и скорость их исполнения являются заманчивым средством для того, чтобы художники смогли быстро заработать много денег, заставить без конца говорить о себе, отвечать на потребности рынка… и замаскировать творческое бессилие, отсутствие свежих идей. Таким образом, произведения искусства превращаются в простые товары, чтобы подпитывать продажи, ярмарки, пространства галерей и выставок. А качество и оригинальность творений, увы, уходят на второй план.

       Общественные институции также подпитываются этой одержимостью. Стремясь любой ценой привлечь внимание зрителей, они хотят, чтобы произведения становились всё более провокативными, замысловатыми, перегруженными, сбивающими с толку.

    Давление на художников и галерей усиливается. Последние контролируют рынок, управляют спросом, манипулируя ценами на произведения. А ярмарки требуют от галерей-участников «свежатинки»,  подразумевая под этим новые, недавно созданные работы.

     Сегодня, чтобы ответить на спрос, самые востребованные художники функционируют как небольшие предприятия со своей цепочкой распространения продукции, средствами вложения и специальными пространствами для сотворения гигантских произведений. Так, китайские художники Жан Хуан и Жань Ксяогань занимают старинные промышленные здания: центральный гидравлический завод возле Шанхая и старый завод по производству наушников возле Пекина. У британца Дэмьена Хёрста есть две мастерские в английской деревне и «выставочный зал» в Лондоне. У американского художника Стерлинга Руби есть склад в окрестностях Лос-Анджелеса. Склад имеется и у Джеффа Кунса в квартале Челси в Нью-Йорке. А японец Такаси Мураками использует две мастерские: одна на острове Лонг Айленд (Нью-Йорк), а другая – в Токио. На этих «предприятиях» работают многочисленные группы из «маленьких рук» - около 150 ассистентов помогают Кунсу и Хёрсту в период работы над проектом.

    Однако с увеличением размеров произведений возникают две проблемы, которые нелегко решить. Сначала необходимо найти покупателя для гигантских произведений, привлекающих внимание. Но кто может себе позволить приобрести такие работы и хранить их? Только крупные коллекционеры обладают подходящими пространствами и хранилищами. Американские коллекционеры Эли Брод и Хорхе М.Перес даже построили музеи, специально посвящённые  коллекциям грандиозных произведений – в Лос-Анджелесе и Майями.         

  

Галерея

  • Джефф Кунс (американский художник). Тюльпаны. 2004. Музей Гуггенхайма. Бильбао. Испания. Сreative commons
  • Яёй Кусама (японская художница). Зал бесконечных зеркал. 2017. Музей Хиршхорна. Вашингтон. Creative commons
  • Марта Минухин (аргентинская художница). Парфенон. Кассель. Германия. 2017. Creative commons
  • Жан Хуан (китайский художник). 3 головы 6 рук. Скульптура. 2011. Creative commons
  • Cтерлинг Руби (американский художник). Экскаватор. Цифровой сайт. 2013. Creative commons
  • Ай Вейвей (китайский художник). Формула младенца. 2013. Инсталляция. Creative commons