Современное искусство. Теория и практика.

«Деньги определяют вкус» (Дж.Хольцер). Как стать коллекционером?

Сара Лукас (британская художница). Сигаретта. Идеализированный ящик для курильщика. 1999. Сreative commons
Кто они, нынешние коллекционеры? Элита «богатых безумцев», как определяли себя коллекционеры современного искусства 20 лет назад? Или «циничные спекулянты», как называют их сегодня? Максима художницы Дженни Хольцер объясняет, как рождается импульс к коллекционированию.

Конечно, деньги - важнейший ингредиент, но иногда главную роль в коллекционировании играет страсть. Служащего почты, австрийца Фогеля и его жену Дороти, библиотекаря, приобщил к коллекционированию друг, художник Сол Левитт. За 30 лет им удалось собрать 250 произведений самых знаменитых художников – Уорхол, Джадд, Христо, Левитт. Они использовали пенсию Фогеля для приобретения работ, а жили на зарплату жены.

      То есть коллекционером может быть любой, если будет соблюдать главное правило: коллекция современного искусства открывает большие перспективы в будущем и дает возможность общаться с художниками. Любопытно, что, несмотря на блестящие экономические перспективы для коллекционирования в 2000-2010-е, большинство экспертов не советуют проиобретать современное искусство исключительно с целью вложения. К коллекционерам, покупающим произведения ради выгоды, в мире искусства относятся с недоверием и подозрением. Они становятся изгоями в артсистеме. В основе акта коллекционирования должны быть только эмпатия и истинный энтузиазм.

      Как правило, коллекционерами становятся между 40 и 60 годами. Они часто принадлежат к деловому миру, выбирают профессии, связанные с коммуникацией: промышленники, крупные коммерсанты, финансисты, промоутеры, архитекторы, декораторы, владельцы рекламных агентств, теле и кинопродюсеры, актеры. Многие коллекционеры хорошо знакомы с историей искусства, восхищаются знаменитыми художниками. Определяющую роль в формировании коллекционера играет общение с разными людьми. Его гидами являются художники, другие коллекционеры и особенно торговцы. Крупный коллекционер актуального искусства имеет повседневную практику во всех видах деятельности. Он работает с ассоциациями, посещает мастерские, галереи, музеи, международные выставки. Он путешествует, присутствует при распродажах актуального искусства, регулярно читает десятки художественных журналов, каталогов выставок. Деятельность коллекционеров требует больших вложений. Это нечто вроде второй профессии. У коллекционеров есть шанс внести свой вклад в историю искусства с помощью собирания радикальных произведений. Крупные коллекционеры делают интеллектуальные вложения, даже идентифицируют себя с теми, чьими произведениями обладают. Их коллекция дает им чувство удовлетворения. Сегодня, как никогда ранее, коллекционеры принимают активное участие в судьбе художника, оценке произведений. Целое поколение новых коллекционеров – менеджеры в финансовой сфере, технологи, антрепренеры и т.п., в 30-40 лет увлеклись актуальным искусством, несмотря на то, что цены на него невероятно возросли, по сравнению с работами старых мастеров и импрессионистов. Аукционы актуального искусства все чаще получают огромную выручку.

      Большинство новых коллекционеров проявляют мало интереса к картинам Моне и Ван Гога, которые так вдохновляли их предшественников. Сегодня стиль жизни богатых коллекционеров – не выставлять себя напоказ. Их не интересуют ни старинные ювелирные предметы искусства,  ни мебель рококо. Им нравится прогуливаться по дому в спортивной одежде и рассматривать развешанные на стенах работы Джаспера Джонса, Жана-Мишеля Баскья…

     Возможно, в наши дни «художником момента» является Джон Каррин (р. 1962), нью-йоркский живописец, концентрирующийся на изображении деформированных ню и портретах. На аукционах Кристи и Сотбис его работы оцениваются в 400-600 тыс. долларов. Но на  частных распродажах они уходят за 1 млн. долларов. Также новые коллекционеры проявляют интерес к Джеффу Кунсу, Герхарду Рихтеру, Такаси Мураками.

    В коллекционировании актуального искусства чаще речь идет не о деньгах или эстетике, а скорее об адреналине. Это мир возбуждающий, где всё происходит очень быстро. Коллекционеры общаются с интересными людьми, которых нельзя встретить в их деловом мире, открывают для себя новые горизонты. Это весьма любопытный, увлекательный способ существования.                                                                              

      Мекка новой артсцены – Челси в Манхэттене, в Нью-Йорке, где раскручивается искусство нашего времени. Владелец галереи в Челси, Марианна Боэски выросла в семье супербогатого отца, коллекционера шедевров импрессионистов. Но ее не интересует такое искусство. «Мне ни о чем не говорит картина с изображением хорошенькой женщины, с зонтиком в руках, в парке», - говорит она. Боэски, представляющая Мураками и других крупных современных художников, имеет «списки ожидающих покупателей-коллекционеров». Каждую неделю она получает звонки от молодых коллекционеров, желающих присоединиться к списку на приобретение работ самых знаменитых молодых художников.

      Типичная особенность новых коллекционеров в том, что они не проявляют интереса к умершим художникам. Частично их пренебрежительное отношение к произведениям импрессионистов и старых мастеров объясняется астрономическими ценами на их работы. Высококачественные произведения старых мастеров и модернистов встречаются настолько редко, что, оказавшись на рынке,  стоят десятки миллионов долларов. Если же коллекционер купит за 2 млн. долларов работу знаменитого современного художника, то за короткий период цена может удвоиться или даже утроиться. Новые коллекционеры понимают, что коллекция работ импрессионистов, на собирание которой они потратят 15 лет и миллионы долларов, все равно будет второго сорта, т.к. лучшие картины импрессионистов – в музейных собраниях и никогда не появятся на рынке.

       Опытный аукционист Тобиас Мейер, руководивший в течение почти 20 лет Отделом современного искусства Сотбиса, считает, что сегодня «коллекционеры не должны тратить миллионы на картины Ван Гога, чтобы заслужить уважение. Они могут дать почувствовать дух современности в своей коллекции, приобретая работы Андреаса Гурского, Герхарда Рихтера, Ричарда Принса и других». Но рост числа новых коллекционеров рождает особый прецедент: нехватка работ топ-художников, таких как Каррин, который пишет картины вручную. Барнаби Фурнас, например,  создаёт в год только 14 картин, а в «списке ожидающих» галериста Марианны Боэски – 50 коллекционеров, жаждущих купить его работы.

       И возникает удивительная ситуация. Карьера молодых художников разворачивается уже через полгода после окончания вуза. Работы за 10 тыс долларов через два месяца могут стоить 65 тыс долларов, через два года – 400 тыс долларов, а затем – 2 млн. Поэтому у коллекционеров нет времени на размышления, потому что, если они будут ждать, когда в мире искусства художника назовут великим, им придётся тратить миллионы на приобретение его произведений. 

       По мнению главы корпорации «Mega Communications» Адама Линдеманна, большая часть современного искусства переоценивается. Все зациклены на идее: если сегодня купить работы нового художника за 10 тыс. долларов, то в будущем этот художник будет стоить миллион долларов. И коллекционеры приобретают работы художников за  5 тыс. долларов,  устраивают их первые выставки в крошечных галереях в надежде, что этот художник станет следующим Каррином. Бывший владелец галереи Симон Уотсон купил в 2000-м рисунки молодого художника Тайсона Ридера от 50 до 150 долларов. Через 2 года их стоимость уже составляла 1500 долларов. Уотсон организует вечеринки с коктейлем в галереях, где 30-летние банкиры покупают работы 20-летних художников за несколько тысяч долларов.

     Новым коллекционерам нравится идти на риск при вложении денег в радикальное искусство. Они могут приблизиться  к артрынку, если умеют делать большие вложения. Но нет никаких гарантий, что они получат выгоду в ближайшем будущем. Артрынок изменчивый, но рыночные механизмы вынуждают людей покупать произведения ради наслаждения, а не в надежде извлечь выгоду.

                                        Б) Необычный опыт

       Эджидио Марцона, коллекционер, организовал в Верценьисе (провинция Удине) Музей современного искусства. В 1990-е он начал собирать произведения актуальных художников: концептуальное, минимальное, «бедное искусство». В течение более 10 лет он приглашал художников в свой дом, чтобы они создавали работы по своим проектам. «Для меня собирать коллекцию означает создавать мозаику, попытаться сотворить из разрозненных элементов целое, выражающее мои чувства. Моя коллекция состоит из скульптур, объектов, рисунков и архива документов искусства этого периода. Для меня очень важно осуществить филологическую реконструкцию, благодаря этим документам и коллекционировать, используя строгие критерии. Стало общим мнением, что коллекционер – несостоявшийся художник. Я так не считаю. По-моему у коллекционера такие же функции, как у режиссера кино: соединять разные произведения, чтобы сделать отличную коллекцию» (6). Что касается экономического аспекта, то коллекционеру все трудней оплачивать стоимость произведения на рынке, по мнению Марцоны. Вот почему он предпочитает приглашать художников создавать для него работы на месте. Таким образом он не нуждается ни в посредниках, ни в спекулянтах.

       В Германии и Италии Марцона создал Фонд по модели Кунстферайна: не только для организации выставок, но и проведения симпозиумов, фестивалей, «круглых столов». А в Верценьисе вокруг своего дома он устроил парк скульптур на открытом воздухе. Вито Аккончи построил там 5 башен с оригинальной системой обзора из одной башни на другую. Дэн Грэхем сотворил павильон, где реализовали свои проекты Ян Кунеллис и Карл Андре. А в купленном им доме деда Марцона реконструировал интерьер для разных художников. Здесь Микеланджело Пистолетто создал свой «Сад для размышлений». В коллекции Марцоны - произведения художников разных направлений: стальные пластины Ричарда Серра, гранитные пластины Марио Мерца, 8 живописных панно Сола Левитта. Для осуществления каждой работы художники останавливались на неделю в его доме, в течение которой Марцона вел с ними беседы, спорил, старался проследить и понять, как рождается произведение.

Галерея

  • Вито Аккончи (итальянский художник). Муринзель. Кунстхаус. Грац. 2007. Creative commons
  • Христо (американский художник болгарского происхождения). Ворота. 2006. Нью-Йорк. Creative commons
  • Джаспер Джонс (американский художник). Мишень. 1957. Creative common
  • Дональд Джадд (американский художник). Без названия. Тейт Ливерпуль. 2000. Creative commons