Современное искусство. Теория и практика.

Маурицио Каттелан

Маурицио Каттелан (итальянский художник). Конец. 2015. Creative commons

Выставка Маурицио Каттелана «Всё» в Музее Гуггенхайма в Нью-Йорке в 2012–м не была обычной ретроспективой современного художника. 128 работ (все созданы после 1989), были подвешены на проволоке, идущей от гигантского алюминиевого кругового троса, прикрепленного к верхушке ротонды Райта. Скульптуры, обрамленные фотографии, картины, таксидермические лошади, собаки, голуби, сова, манекены, автопортреты и множество мелких объектов «плавали» в атриуме музея. Посетители начинали осмотр экспозиции с нижнего этажа, далее поднимались и с каждого лестничного марша им был виден новый ракурс на работы художника.

Постепенно открывались взгляду объекты, виднелись работы снизу, затем они оказывались перед тобой, затем ты мог их видеть сверху. Первой перед зрителем возникала висящая ниже всех, прямо возле пола таксидермическая лошадь в натуральную величину. Здесь можно было увидеть и восковую фигуру самого Каттелана, одетого в костюм из войлока, подвешенную на металлической вешалке (уменьшенная копия работы «Революция – это мы», пародия на Йозефа Бойса).

По словам Каттелана, этой выставкой он утверждал, что уходит на пенсию в расцвете лет, потому что его жизнь превратилась в рутину. Возможно, многим художникам следовало бы делать перерывы в своих творческих изысканиях, чтобы избежать повторений. «Уход из мира искусства заново запускает эту игру… Уход – это магическое слово, дающее тебе свободу» – говорит Каттелан. Но вскоре он увлёкся новым проектом «Туалетная бумага» - журнал с сюрреалистическими изображениями, созданными им совместно с фотографом Пьерпаоло Феррари.

Творчество 58-летнего уроженца Италии Маурицио Каттелана, более 25 лет живущего в Нью-Йорке, всегда вызывает международный резонанс и порождает противоречивые отклики. Он получил известность своей скульптурой осла в университете в Падуе и манекенами детей, подвешенных на площади Милана. Он - любимец кураторов и коллекционеров, работы его стоят миллионы долларов, но критики относятся к нему настороженно. Произведения Каттелана часто критикуют за низкопробные цитаты, элементарность смыслов, китч. В арт-сообществе его считают скорее затейником, нежели художником. У него репутация шутника, насмехающегося над арт-системой, позволившей ему стать миллионером-позером. Некоторые критики называют Каттелана крупным провокатором, умным менеджером самого себя, который вывел итальянское искусство на мировую сцену.

Своеобразие стиля Каттелана в том, что он использует элементы поп культуры, обращается к иронии, юмору, сатире для создания открытого политического послания и острой институциональной критики. Отсылки к поп культуре, истории и религии позволяют ему комментировать поведение человека в развлекательной манере, но с явным стремлением выявить скрытый подтекст.

Юные годы Каттелан провел в Падуе. Семья переживала экономические трудности. В школе его часто наказывали. Позже его угнетала частая смена работы. Такой жизненный опыт развил в нем недоверие к власти и презрение к нудной тяжелой работе. Особенно сильное впечатление оказала на будущего художника работа в морге. Впоследствии воспоминание о ней превратилось в настоящую одержимость смертью, так появился его интерес к таксидермической технике.

Свое творческое состояние конца 1980-начала 1990-х Каттелан описывает как «невозможность что-то сделать, неуверенность и провал». В 1989-м он так решил проблему с отсутствием идей для своей персональной выставки: закрыл галерею и повесил объявление «Скоро вернусь». Озадачивали и его ответы на приглашения участвовать в престижных арт-манифестациях. Так свое выставочное пространство на Биеннале в Венеции он отдал в аренду рекламному агентству, представившему там рекламу духов (1993).

Вредоносные и непочтительные жесты Каттелана в пространстве искусства порой обретали форму «творческого воровства», а порой имели характер нарочито криминальных действий. Так для выставки в Центре искусств Аппеля в Амстердаме он украл все произведения другого художника в соседней галерее с намерением приписать себе их авторство. Полиция вынудила его вернуть трофей под угрозой ареста.                           

На выставке «Всё» подвешенные работы выражали его национальную идентичность и напряженность от постоянно изменяющегося социального и политического климата страны. По-своему он отреагировал и на волну ксенофобии, охватившую Италию: сформировал команду футболистов, в основном из эмигрантов северо-африканцев, они играли в футбол не только на открытом воздухе, но и в местах проведения выставок («Стадион», 1991). На форме футболистов была эмблема клуба Raus, напоминающая о нацистском лозунге «Juden Raus» («Евреи вон»).

Главные темы творчества Каттелана – смерть, власть, авторитарность. Размышления о смерти имеют определяющее значение для его художественной практики. И технику он использует соответствующую – набивка чучел. С 1995-го Каттелан создает таксидермических животных, птиц: лошади, собаки, обезьяны, мышь, сова, голуби… Причем ему удается передать жизнеподобие животных, представить их в состоянии, предшествовавшем смерти. Есть в его чучелах нечто устрашающее, сбивающее с толку, как отчаявшаяся белка-самоубийца за столом в кухне.

По словам Каттелана, на выставке «Всё» он создал памятник смерти, скульптуру, которая должна была манифестировать ее безжалостное, неумолимое присутствие. Об этом напоминали и вырезанные из мрамора девять обернутых в саван фигур жертвы: неназванной драмы, молчаливые свидетели трагической реальности.

Самое сильное впечатление производила серия фигур из воска знаменитых персонажей властных структур 20 века: папа Иоанн Павел П, Джон Кеннеди, Гитлер… В гиперреалистической манере художник создает пугающе правдоподобные скульптуры, которые, по его мнению, должны выражать противоречия в современном обществе.

Восковые фигуры в натуральную величину Каттелан начал создавать с 1999-го. Ими он пытался разрушить наше привычное видение явлений, модифицировать, разыгрывает нас, иронизируя над трагедиями. В скульптуре «Он», 2001, Гитлер представлен в виде школьника, просящего прощение, стоя на коленях. Диктатор выглядит незначительным и беззащитным. Художник уравнивает его со всеми другими людьми.

Самые противоречивые отклики и острую критику вызвала восковая скульптура «Девятый час», 1999, известная как «Папа, пораженный метеоритом». Статуя папы Иоанна Павла П в натуральную величину обычно экспонируется на красном ковре среди осколков стекла. Девятый час – время смерти Христа на кресте. Работа расшифровывается так: Бог швырнул в окно собора часть скалы во время мессы, которую проводил папа. К тому же на выставке «Всё» основанием для скульптуры вместо ковра использована небольшая подставка. Тем самым фигура понтифика кажется уже не столь достойной целью для кары небесной.

После демонстрирования «Девятого часа» в Варшавском музее его директор лишился работы. А Каттелан на Биеннале в Венеции защищал свое творение от нападок критики бойким заявлением: «В конце концов это всего лишь кусок воска». Однако это оказался весьма дорогой «кусок». В мае 2001-го на аукционе Кристи «Девятый час» был продан за 886 тыс. долларов. А в 2006-м скульптура ушла с торгов уже за 3 млн. долларов. Но это ответ арт-рынка, в то время как большинство критиков утверждают, что «Девятый час» в очень малой степени имеет отношение к искусству, скорее это реклама. Каттелана называют «художником постстудии», т.к. для выполнения произведений он выбирает других художников. Для «Девятого часа» он выбрал Даниэля Друэ, часто работавшего для Музея восковых фигур в Париже. Сначала Каттелан хотел создать статую молящегося Папы, затем возникла идея с метеоритом. После возникновения идеи он исследовал 200 вариантов, прежде чем выбрал окончательный.

Однако Каттелан ироничен и по отношению к себе. У него есть работы, в которых он оказывается в роли глупца. В 2001-м в музее Бойманса ван Бойнингена в Роттердаме он показал инсталляцию, в которой его собственное восковое скульптурное изображение виднелось в отверстии, проделанном в зал, где экспонировались картины старых мастеров.

Еще одно иносказательное высказывание художника - инсталляция «Папа, папа!», показанная в 2008-м в фонтане ротонды Музея Гуггенхайма. Там он представил куклу Пиноккио с большим носом, плавающую лицом вниз – как будто это жертва трагического падения с верхнего пандуса.

Выставку «Всё» Каттелан представил как своеобразный надгробный памятник своему искусству: на пресс-конференции он заявил, что больше не будет художником.

И формат ретроспективы, как инсталляция site specific, нарушающая условность традиционного хронологического показа экспозиции, он выбрал неслучайно. Каждый подвешенный объект, вырванный из контекста, «плавал» в воздухе, окруженный работами, по времени, сюжету не имеющими к нему отношения. Из ретроспективы «Всё», действительно получился настоящий «дождь» из произведений, выставка представала как произведение искусства.

Так или иначе, но подобная ретроспектива обнаружила все достоинства и недостатки искусства Каттелана: игровую и развлекательную природу, а также его абсурдность и трагическую глубину.

Итак, после выставки «Всё», демонстрирования в Музее Гуггенхайма золотого туалета «Америка», произведения, которым зрители могли не только восхищаться, но и использовать по назначению; после объявления об уходе на пенсию, постоянно провоцирующий зрителей Каттелан снова всех удивил. Он решил вернуться на мировую арт-сцену и организовал крупную выставку «Я не боюсь любви» (22.11.16-08.01.17) в исторических пространствах в Monnaie de Paris. Через шесть лет после ретроспективы «Всё», пародийного прославления карьеры Каттелана в Музее Гуггенхайма, он заявил о преждевременности своего ухода на пенсию, утверждая, что не всё ещё сказано. Поражало, как эффектно художник срежиссировал  свою ретроспективу, интимную и меланхоличную. А потому старые и знаковые вещи прозвучали по-новому. Но по-прежнему ирония соседствовала с провокацией.

Удивил зрителей Каттелан и на ярмарке Art Basel в Буэнос-Айресе (октябрь 2018). В проекте «Вечность» он объявил конкурс среди местных художников, которым предложил создать временную гробницу для живых. Вместе с ними он хотел сотворить произведения, где смешиваются старинные традиции и предрассудки, с помощью которых можно было «вызвать смерть, чтобы продлить жизнь живых». Местные художники должны были показать надгробный памятник, посвящённый живым, как реальным, так и фиктивным персонажам. Из представленных проектов Каттелан выбрал около 200, которые будут демонстрироваться в одном из парков в Палермо. 

И всё же этот «цветок пластических искусств» в 2010-е годы уже не является гуру современного искусства. 

Галерея

  • Маурицио Каттеллан (итальянский художник). Всё. Выставка в Музее Гуггенхайм. Нью-Йорк. 2011. Creative commons
  • Маурицио Каттелан (итальянский художник). Инсталляция. Музей Бойманса ван Бёйнингена. Роттердам. 2001. Creative commons
  • Маурицио Каттелан (итальянский художник). Him. Cкульптура. Варшавское гетто. 2013. Creative commons
  • Маурицио Каттелан (итальянский художник). Нацистское приветствие. Ave Maria. Cкульптура. 2010. Тейт Модерн. Лондон. Creative commons
  • Маурицио Каттелан (итальянский художник). Конец. 2015. Creative commons